«Если умрет, я тебя убью!»

В Рунете набирает популярность акция #это_медик_виноват. Участники иронизируют над появившейся тенденцией во всех несчастьях винить врачей. Поводом стал инцидент в Петропавловске-Камчатском. На подъезде к дому пациента машину скорой заблокировала легковушка. Пока водители разбирались, кто кому должен уступить дорогу, больной умер. Министр здравоохранения Вероника Скворцова после заявила, что в случившемся есть вина медиков. По ее словам, в такой ситуации врачи могли бы выйти из автомобиля и бежать к умирающему. В профессиональных сообществах отмечают, что в конфликтных ситуациях медицинское руководство крайне редко встает на сторону врачей. А так как на традиционные жалобы чиновники уже не реагируют, коллеги предлагают обращаться к ним в стихотворной форме — сочинять короткие частушки. В сообществе «Злой медик» появилась подборка такого творчества: «Кошка бросила котят — это медик виноват»; «Доллар, санкции и войны — виноват врач участковый»; «Оторвали лапу Мишке, виноват злой докторишка». В беседе с «Лентой.ру» сотрудники скорой помощи и поликлиник рассказали о том, с чем им приходится сталкиваться в своей работе и почему медицинская профессия перестает быть уважаемой.

Михаил Николаев, анестезиолог-реаниматолог подстанции №6 города Волгограда:

Практически на каждом дежурстве возникают конфликтные ситуации. Я стараюсь максимально не реагировать на агрессивное поведение, быть подчеркнуто вежливым, сразу же приступать к работе. То есть дать понять, что я не ругаться приехал, а оказывать помощь. А если не сдерживаться и на ругань «зеркально» отвечать — до мордобоя недалеко. Агрессия порождает агрессию.

Ведь из-за чего чаще всего скандалят люди? Потому что долго ждут скорую. В Красноармейском районе Волгограда до мая 2016 года было 14 бригад скорой. Сейчас — 11. А объем обращений не уменьшился. У нас есть блог в интернете. Там недавно обсуждался случай, когда на 9 вечера по району скопилось 60 вызовов. Медики не справлялись. Свободных рук не хватало. Задержка может составить несколько часов. Я в 2011 году пришел на скорую, через год стал работать реаниматологом. После меня ни один новый врач на нашу подстанцию уже не приходил. Работы очень много, а вознаграждение — неадекватное. Я врач-реаниматолог с общим стажем работы на скорой более 10 лет на ставку со всеми премиями и надбавками на руки получаю 23-24 тысячи рублей.

Но если трезвым пациентам и родственникам еще можно что-то объяснить, до пьяных достучаться тяжело. Тут уже оцениваешь степень угрозы. В декабре 2015 года врача и фельдшера скорой под дулом пистолета несколько часов удерживал в заложниках пьяный пенсионер. В 2015 году на нашу бригаду с кулаками напал пьяный, раненный ножом парень. Ему не понравилось, что его взяли под локоть, чтобы помочь забраться в салон скорой. Мы вызвали полицию. Потом проконтролировали, чтобы дело дошло до логического завершения. Нападавшему присудили административный штраф. А осенью 2016 года на нашу бригаду с угрозами бросались двое нетрезвых парней. Пытались водителя вытащить из машины. Мы вызвали полицию. Сейчас ждем извещения о дате суда. Тоже административное дело будет. И надо понимать, что мы не вызываем полицию по пустякам. Например, когда пьяненький матом оскорбляет. Заострять ситуацию никому не хочется. Работать надо. К помощи полиции прибегаем, только когда есть реальная опасность.

В 2016 году активно обсуждали законопроект, в котором предлагалось приравнять медиков к полицейским и ввести дополнительную ответственность за нападения на медработников при исполнении. Эта бумажка ничем не поможет. Нападают на врачей люди с измененным сознанием: алкоголики и наркоманы. Разве остановит знание того, что они за это могут сесть в тюрьму или получить большой штраф? На полицейских еще и потому не бросаются, что у них есть оружие. А еще граждане прекрасно знают: тронешь полицейского, тебя в отдел заберут, а там хорошо поставлена система «профилактики». Мало не покажется.

Rolls-Royce против скорой

21 августа 2014 года в Геленджике бригада скорой приехала по вызову к ребенку в городскую гостиницу. Фельдшеры отправились к пациенту, а водитель Игорь Черкасов припарковал машину. По какой-то причине это не понравилось водителю кабриолета Rolls-Royce Жомарту Каменову. Он вышел из автомобиля и начал высказывать претензии водителю скорой, оскорблять медиков, а услышав от Черкасова оскорбление в ответ, ударил его. Затем к избиению подключились еще несколько человек, выскочивших уже из сопровождавшего кабриолет Toyota Land Cruiser. Досталось и фельдшеру Светлане Аитовой, которая пыталась вступиться за водителя. Женщина получила удар по лицу, у самого Черкасова зафиксировали сотрясение мозга — неделю он провел в больнице.

Геленджикский городской суд признал Каменова виновным по части 2 статьи 115 УК РФ («Умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений») и приговорил к одному году ограничения свободы. Ему было запрещено покидать место жительства (Москва) без согласия уголовно-исполнительной инспекции.

Каменов также требовал возбудить уголовное дело о причиненных ему побоях, но в полиции ему отказали, не усмотрев в действиях Черкасова состава преступления. Тогда бизнесмен самостоятельно обратился в мировой суд одного из районов Геленджика, где выиграл дело. Черкасова признали виновным по статье 116 УК РФ («Побои») и приговорили к штрафу в 5000 рублей. Каменов в этом решении суда числится уже потерпевшим.

Лишь в декабре 2015 года Геленджикский городской суд, рассмотрев апелляцию адвоката Черкасова, признал его невиновным.

А за нападения на медиков нет неотвратимости наказания. У нас в Волгограде почти все происшествия на скорой спускаются на тормозах. Все начинает вертеться, только если пострадавший сам начинает долбить полицию. Но не у всех хватает и характера, и терпения, а самое главное — времени это делать. Работы много. Наше начальство ко всем этим случаям никак не относится — ни позитивно, ни негативно. Помочь в конфликтной ситуации, отстоять честь работника, предложить помощь юриста — не предлагает.

Антон Казаров, фельдшер скорой помощи города Череповца:

За мои 8,5 лет работы на скорой с реальным физическим насилием со стороны пациентов я не сталкивался. Толчки, тычки — это я не считаю. Но угрозы — постоянно. Однажды пришлось проводить реанимационные мероприятия пьяному парню с тупой травмой живота. Его друг в это время держал надо мной топор и бормотал: «Если умрет, я тебя убью!»

Но для нашего руководства чем тише вокруг, тем лучше. Поэтому начальство в большинстве случаев пытается все истории замять. Главврачи медучреждений чувствуют себя князьями. И думают, что рядовые медики — их холопы, которые не имеют права ничего сделать без позволения. Тех, кто проявляет самостоятельность, начинают административно давить. Причем сценарии в регионах одинаковые.

Летом прошлого года в нерабочее время я принимал участие в телепередаче по теме безопасности врачей. Рассказывал, что предлагал нашему главному врачу оснастить бригады переносными рациями. С их помощью можно было бы незаметно подать тревожный сигнал прямо с места происшествия. До сих пор ничего этого нет.

После этого — началось. За две недели после эфира на меня поступило более 70 докладных от мелких начальников. Хотя в предыдущие годы у меня не было серьезных нареканий. После всех жалоб мне выносят подряд два дисциплинарных взыскания. Одно из них за то, что я обратился в полицию с заявлением на девушку, которая порочила меня в интернете. На нее заведено уголовное дело за клевету. Но мое руководство посчитало, что я поступил неправильно. Для наших начальников подчиненный всегда неправ. Потому что если будет прав, значит ошиблись они. Если приходит жалоба от населения, начальство обычно отвечает: все наказаны. Даже если заведомо жалобщик неправ.

Это очень щекотливая тема — отношение населения. Все же, наверное, слышали, что прошла оптимизация здравоохранения. Если по-русски говорить: сократили больницы и врачей. У нас почти на 400 тысяч жителей города и района есть одна больница, куда скорая свозит всех пациентов. Бывает, что в приемном покое очереди. Потому что нет нужного количества врачей. Ну и общая моральная обстановка. Недавно в интернете все постили ролик, где женщина в поликлинике на коленях ползет на рентген. Кабинет находился на втором этаже, а лифт не работал. Это дико, что в медучреждении нет лифта. Но меня поразила и реакция окружающих. Кто-нибудь помог больной? Нет. Взяли мобильный телефон и начали снимать. И сказали, что врачи плохие. Начните сами с себя. Вот вам наше общество.
Геннадий Николаев (фамилия изменена), врач Всеволожской больницы Ленинградской области:

С хамством сталкиваемся регулярно. В большей степени это касается моих коллег, работающих в поликлиниках. Чаще всего пациенты давят на «Вы должны меня принять». А врач и так принимает каждые 10 минут вместо 20. А есть специалисты, которым на прием одного пациента администрация отводит пять минут по талонам. При этом пациент может прийти без очереди и талона, зайти и сказать: «Мне плохо, вы должны меня принять». И если что, начинает скандалить. А врач принимает по талонам, если он примет вне очереди, значит, ему придется выгнать кого-то, кто в этой очереди стоял. Думаете, наше начальство в таких ситуациях защищает нас? Ничего подобного! Пациент сразу идет к заведующей поликлиники, та, в свою очередь, наезжает на врачей. Пациент хамит, говорит: «Я вас проучу, вы тут деньги получаете». В Ленинградской области, к слову, зарплата врача небольшая — 18 тысяч рублей. Более того. Руководитель советует тем, кого не приняли, жаловаться. Несколько дней назад два пациента написали заявление на врача, который отказался их принимать без талона. И на основании этого врачу объявят выговор. Значит, он лишается премии на целый год. Это небольшие деньги, но все равно дополнение для семьи.

Во всех конфликтных ситуациях врачи оказываются крайними. Мы создали независимую профсоюзную организацию и пытаемся вмешиваться, чтобы защитить врачей. Пока у нас ничего не получается. Нас просто игнорируют и посылают лесом. Докторов, которые пытаются отстаивать свою честь и достоинство, не молчать — наказывают, лишают премии и вынуждают уйти. А у нас и так не хватает специалистов. На девять участков всего три педиатра, остальные ушли из-за такого отношения. Разве это называется качественной доступной медицинской помощью?

Самому незащищенному слою населения — детям — не хватает врачей. Узких специалистов попросту нет. Но во всех этих грехах винят самих медиков, а еще регистратуру. Там сидят девушки, они как на передовой, на них орут пациенты: «К вам не попасть! Талонов нет! Совсем обнаглели!» Они пишут жалобы, главврач дает нагоняй, кричит и говорит, что должны были перенаправить к другим специалистам. А к кому перенаправить-то? У нас вместо педиатра в приемном отделении работал невролог, прятал бейджик. Иногда просто интерны работают вместо врачей, хотя у них нет сертификатов. Зато в Минздрав администрация отправляет отчеты о том, что у нас дежурят два педиатра. Да у нас ни одного нет. Работа поставлена так: руководство должно показать, какие они эффективные менеджеры. Никто же не проверяет эти слова, все на бумаге. Неудивительно, что пациенты обозленные, их можно понять.

Павел Рыжов, фельдшер детской поликлиники №68 Санкт-Петербурга:

У нас в марте прошлого года случился неприятный инцидент. Были на вызове у больного ребенка. После того как закончили, спустились к машине, чтобы ехать к следующему пациенту. Наш водитель начал сдавать назад. В это время в машину постучали. Я открыл окно и получил удар кулаком в лицо. Мы сначала даже и не поняли, что происходит. Напавший был сильно пьян. Вероятно, наша машина ему мешала. Несмотря на невменяемое состояние, думаю, этот человек вряд ли осмелился бы так себя вести, если бы на его пути стоял экипаж сотрудников полиции или МЧС.

В июле дело об этой драке рассматривалось в мировом суде Санкт-Петербурга. Нападавшему вменялись побои из хулиганских побуждений. Однако судья пришла к выводу, что нападавший общественный порядок не нарушал. Его полностью оправдали. Даже штрафа административного не присудили.

Коллеги также сталкивались с неадекватными людьми. Однажды родитель одного из пациентов с порога начал кричать на врачей, мешал осмотру. До рукоприкладства не дошло, но тон был очень оскорбительный.

Негатив по отношению к врачам понятно откуда берется. И не последнюю роль играют в этом СМИ. То и дело встречается информация — там пациент умер, здесь не успели спасти. И все это без объяснения, почему так происходит. Получается как бы, что виноват исключительно врач. Ну и конечно, сама система здравоохранения к этому подводит. Если в поликлинике пациент просидит полтора часа в очереди к доктору, то естественно, обозлится.

Понятно, что систему быстро настроить не получится, но Минздрав мог бы запустить социальную рекламу по телевидению, в которой бы объяснялось, что такое медицина, кто такой врач, что и в каких условиях ему приходится делать.

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните данное поле * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.