«Видите, какого уродца вы родили»

В отделении интенсивной терапии для новорожденныхИдеальная картинка: молодая мама с нежностью смотрит на розовощекого младенца. Зачастую именно так современные родители представляют себе счастливую семейную жизнь. Поэтому, когда во время беременности и в первые месяцы жизни ребенка возникают проблемы, взрослые начинают паниковать. Боятся выкидыша, замершей беременности, синдрома Дауна и других патологий — каждый чих малыша вызывает у них нешуточное беспокойство. «Лента.ру» выясняла, почему молодые родители живут в постоянном страхе и болезненно реагируют на малейшее отклонение от нормы.

«Мучают меня страхи за дитя, постоянно, как картинки из фильма ужасов, сил уже нет. Какой-нибудь страшный случай из жизни: прививки, высокая температура, ДТП… Все холодеет внутри, просто паника, хотя я внешне спокойный и адекватный человек. Стараюсь не акцентировать внутренне внимание на этих мыслях, переключать: песни петь, стихи читать, молитву…» — пишет на форуме для родителей молодая мать.

Подобные жалобы встречаются на тематических интернет-ресурсах довольно часто. Женщины пишут, что любой чих малыша вызывает у них панику. Некоторые намеренно ищут видео с больными детьми, истязают себя просмотром фотографий, на которых запечатлены тела недоношенных младенцев. Беременные постоянно опасаются внематочной или замершей беременности, выкидыша…

Современные родители живут мечтой о том, что у них родится идеальный здоровый малыш, который будет спокойно лежать и сосать соску в коляске, пока мать чинно прогуливается по парку. В такой ситуации любое подозрение на патологию приводит их в ужас. Тем не менее, согласно статистике, каждый десятый ребенок в мире рождается недоношенным, а 15-20 процентов беременностей стабильно заканчиваются выкидышем — то есть эти патологии скорее норма, а вовсе не отклонение от нее.

А когда эта проблема выносится в публичное пространство и социальные сети, комментаторами обязательно становятся люди, уверенные, что потеря беременности — не более чем защитный механизм эволюции. «Что же за мода порочная делать из нормального естественного отбора трагедию? Какая потеря ребенка, ну о чем вы? На ранних сроках это еще клеточка, не более», — говорит пользователь, комментирующий статью о замершей беременности. «Природой так задумано, что нежизнеспособные эмбрионы "удаляются" из организма женщины. И слава богу, а то бы количество рожденных уродов было бы огромным. Но зачем-то эти выкидыши пытаются спасти и выносить», — вторит ему другой.

Бог дал — Бог взял

В самом деле, может быть эти циники правы? Они приводят в пример крестьянские семьи XIX — начала XX веков, когда из семерых, сидящих по лавкам, до свадьбы зачастую доживали лишь двое-трое. Но при этом население России неуклонно росло. Теперь же, когда среднестатистическая семья воспитывает менее двух детей, к ним стали относиться как к дорогому хрусталю. Быть может стоит просто больше рожать и не беспокоиться по «пустякам»? «Ну, случилось такое, и что, жизнь кончена? Можно забеременеть уже в следующий цикл после замершей беременности», — высказывает мысль очередной «эксперт».

«Да, действительно, Бог дал — Бог взял, такая была позиция», — рассказывает кандидат социологических наук Института социологии РАН Ольга Лебедь, говоря о крестьянских семьях столетней давности. Тем не менее, по ее словам, смерть малолетнего не оставляла женщину безучастной. «Потеря ребенка всегда оставалась потерей ребенка. Просто люди относились к этому как к данности, потому что не могли ни на что повлиять», — подтверждает она.

Однако неверно говорить о том, что высокая рождаемость была обусловлена лишь ожиданием смерти определенной части будущих кормильцев. Семья была социальной единицей, и каждый ее член — потенциальным работником. К тому же выжить в те годы вне общности — семьи, общины или коллектива — было просто невозможно. По словам Лебедь, ситуация изменилась в послевоенные годы с началом активной урбанизации и развитием социальных программ.

Переселение сельских жителей в города сыграло свою роль в повышении качества их жизни. Появилась возможность вкладываться в ребенка, в его образование, в качество будущего члена общества. При этом мужчина и женщина могли работать, а их отпрыском занимались социальные институты: сад, школа и другие. Вместо работника и кормильца ребенок становился средством самореализации для родителей, но, поскольку детей рожали меньше, они в глазах родителей становились более ценными. «Даже появилось понятие "лучше один, но лев, чем семеро, но зайчат"», — поясняет Лебедь.

Современное отношение к детям и беременности как к идеальной картинке со страниц глянцевого журнала Лебедь связывает с идеологией потребления. «Ценность красивой картинки везде — как мама, как ребенок, как квартира выглядят. Идеология потребления распространяется на все, в том числе и на детей», — говорит она.

Диагноз — не приговор

Понятно, что в ситуации, когда люди рожают единственного и желанного ребенка, не беспокоиться о его здоровье и о течении беременности родители просто не могут. Если кто-то и принимает установку «Бог дал — Бог взял», то только умом, но никак не сердцем. Что же касается социал-дарвинистской повестки — «нежизнеспособные эмбрионы сами устраняются из организма женщины», то, по мнению специалистов, замершая беременность далеко не всегда является реакцией на нежизнеспособный плод. «На 6-8-й неделе беременности это скорее гормональная проблема», — объясняет акушер-гинеколог Центра акушерства и гинекологии имени Кулакова Анна Мгерян. — Почему рождаются дауны? Казалось бы, генетическая ошибка, отклонение, но они же выживают».

Когда у врача возникает подозрение на возникновение каких-то проблем во время беременности, то задача объяснить и успокоить будущих родителей ложится на его плечи. Часто женщины волнуются, когда развитие плода опережает или запаздывает по сравнению с нормой. Но обычно беспокоиться тут не о чем: в первом случае все может быть обусловлено продолжительностью менструального цикла, а во втором — телосложением родителей. По словам Мгерян, в таких ситуациях врач всегда должен успокоить пациентку, сказав, что после дообследования диагноз чаще всего снимается.

Тем не менее врачи далеко не всегда соблюдают это правило. Как рассказывает акушер-гинеколог Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии Минздрава России Ольга Еремина, зачастую из-за тонуса матки беременным сразу ставят диагноз «угроза выкидыша», хотя тонус не всегда соответствует реальной угрозе. При отставании в росте могут сразу назначить актовегин и трентал, не обратив внимание на телосложение матери…

Подсудное дело

Должны ли подозрения, возникающие у врачей, вываливаться на родителей и стоит ли им запастись долей здорового цинизма «Бог дал — Бог и взял»? «У новорожденного может быть очень много сложных диагнозов, которые совершенно не обязательно вываливать на родителей», — уверена педиатр, неонатолог Центра естественного развития и здоровья ребенка Елена Кешишян. По ее мнению, мать и отец должны ждать, что у них будет нормальный здоровый ребенок, так как у них и без этого достаточно поводов для забот, особенно в первые месяцы жизни малыша.

Если врачи позволяют себе неправильное консультирование и, толком не разобравшись, вселяют в родителей уверенность, что у них может быть какая-то патология, то, как все нормальные люди, они начинают волноваться. «Нельзя каждую свою мысль, которая вскочила в голову, тут же транслировать родителям, а потом говорить "ой, ну это чепуха, не волнуйтесь, это смешно"», — утверждает Кешишян.

Дети первого года жизни — очень сложный и тонкий механизм, который имеет массу пограничных состояний, которые могут казаться болезнью. Ребенок срыгивает, не спит, кричит, не так какает, плохо кушает и так далее, но все это может укладываться в пределы нормы. По словам Кешишян, прежде всего врач должен быть настолько грамотным, чтобы четко отделять норму от патологии. И если это норма, то убеждать родителей, что это норма. Ведь если врач ведет себя уверенно и совершенно не волнуется, то в пациента вселяется точно такая же уверенность. «У нас, к сожалению, обратная ситуация: врачи думают, что, сообщая обо всех своих подозрениях, они демонстрируют свой профессионализм и внимательное отношение к родителям, а это ужас, который не выдерживает никакую критику, — говорит врач. — В некоторых ситуациях вы многое не можете изменить, поэтому нечего устраивать панику и делать поспешные выводы, ваша задача — наблюдать».

Кешишян приводит случай из своей практики, называя его «страшным»:

— У плода, который неправильно лежал в утробе — головкой вверх, — была очень специфическая форма головы (и старые врачи такие случаи прекрасно знают). А тут родителям сразу же после родов сказали, что ребенок неполноценный, что от него нужно отказываться, у него нет мозга. И это сказали женщине, которая долго его ждала, у нее это третья попытка. Более того, ее стали отчитывать: ну конечно, у вас были три неудачных беременности, зачем же вы это делали, видите теперь, какого уродца вы родили. Потом сделали УЗИ, и выяснилось, что все нормально. Но когда она захотела его забрать из отделения интенсивной терапии, ей сказали, что ребенок может умереть, и отказали. А ребенок был нормальный, сосал грудь, прибавлял в весе, был розовый. Но его все равно переправили из роддома в больницу, а там уже врачи провели осмотр и задали резонный вопрос: зачем вы его сюда привезли? Это ужасная ситуация — подсудное дело.

По словам Кешишян, подобные истории возможны только в большом городе, так как заведующие роддомов и вышестоящие инстанции зачастую не в курсе подобных случаев, теряющихся в общем потоке. Как поступать пациентам, если нечто подобное произошло? «Нужно писать жалобы, обращаться в компетентные органы. Никто не имеет права говорить такие слова родителям», — считает Кешишян.

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните данное поле * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.